22 января 1912 года. Кленовое пиво и разговоры о горних ветрах. Запись из "Дневника Его

11 апреля 2013 -
Сего дня, 22 января 1912 года, по завершении Королевского Совета, на коем рассмотрели мы и предоставленный друзьям и братьям моим к анализу мой вопрос о законодательных расхождениях медицинского обеспечения вопросов престолонаследия и престолодержания между монархиями и с реалиями современной жизни, возвратились мы в Санкт-Петербург. Два дня, проведенные в дороге, послужили хорошим отдыхом для тела и возможностью для хорошего размышления, но день второй прошел для меня наиболее полезно, бо 78 процентов маршрута нашего в сей день пролегала по территории регионов российских. Почти весь день провели мы с семьей в дороге. На многих станциях поезд наш приветствовали подданные. Мы с Сашей и Алешей покидали купе не часто. Чаще выходил к делегациям верный подданный наш Илларион Иванович Воронцов с сыном. Я же смотрел в окно купе на заснеженные пейзажи княжеств наших, а ранее земель Великого Будивида и Великого Миндовга, населенных ятвягами, аушкайтами, жемайтами, земгалами и селами, да раздумывал над вразумлением санкт-петербургских газет и Александра Федоровича Керенского. Ответ был подсказан мне Алексеем, который верно подметил, что на равнинных территориях станции, железнодорожные пути и железнодорожные инфраструктурные сооружения пребывают в лучшем состоянии, нежели на территориях горных, кои мы во множестве проезжали в первый день нашего пути. Объясняя сыну сложность сохранения железных тканей на сильном ветру, коий преобладает в гористых районах, я и сына удивил и сам удивлен был собственным пассажем, почерпнутым некогда из "Учебника для железнодорожных работ" М.О. Гончарова. Видимо, увлеченный чтением псалтиря, Михаил Осипович обронил в своем учебнике фразу, достойную многих мудрых философских книг. Будучи студентом прилежным и также увлеченным чтением псалтиря, фразу я ту запомнил невероятно легко и позже стремился познакомиться с Михаилом Осиповичем, дабы перенять его способность к мышлению и ознакомиться с его знанием профессионального дела железнодорожного. Знакомство сие пошло мне на пользу и я всячески был хвален батюшкой за столь благородное стремление в усердном обучении. Знакомство с Михаилом Осиповичем и батюшке самому показалось многовыгодным, ибо узнал он от человека простого и независимого о внутреннем устройстве столь нового для нас в современном техническом обществе профессионального субсообщества, как железнодорожный мир, определенно много скрываемого, и нарочито, и случайно, от царского глаза. И многие сложности организации железнодорожного мира удалось нам после с батюшкой исправить, опираясь на сие знакомство. Однако же, вернемся к столь положительно сказавшейся на моей ученической репутации фразе. "Сохранение путей железнодорожных при великих ветрах французских и испанских в горних условиях кажется нам, автору сего опуса, еще более сложной задачей, нежели сохранение путей в условиях северного нашего снеготворчества, оберегающего пути железнодорожные во множестве елями и соснами. Секвои же и пихты испанские и французские из-за широты межветвенного пространства, пропускают много ветров, а расположенность же дерев на участке такова, что не способствует укреплению почв". Секвои и пихты и впрямь требуют многое пространства для одного растения, хвойный же лес, растущий в Альпах в нижнем горном поясе, не способен защитить железнодорожные пути, проходящие во Франции в основном по территории Альпийского пояса, что поневоле аллегорично заставило меня задуматься о роли дворянства в новом публичном медийном пространстве и о попытках новых медийных светил играть для публики и для общества роль нового дворянства, новой аристократии, новых многовековых секвой, подобных Ньюкаслам либо же Абердинам. Само собой сложилось мое письмо, мой ответ господам Херсту и Керенскому после осознания истинных стремлений сих господ в медийном пространстве.
Подумать ведь только, господа Херст и Руперт возомнили себя новыми Абердинами и Мальборо, новыми улыбающимися ангелами Реймского собора нашего насквозь монархического общества.Только улыбки их свидетельствует об ином, не обнажив живот свой перед смертной
Рейтинг: 0 Голосов: 0 191 просмотр
0 # 22 апреля 2013 в 12:47 0
Только улыбки их свидетельствует об ином, не обнажив живот свой перед смертной наживой, выходят они из кругов невидимости к уставленному явствами пиршескому столу, чтобы отдать живот свой за ошибочно произнесенное юными принцами суждение, но ошибочность суждений наших служат господам Херстам и Руперту для возвеличивания собственных персон, для облачения себя в новые саны и новые титулы. Уподобляются они герцогу Максимилиану Вольмегуту, так и не сумевшему преодолеть сопротивление младенцев, призванных короновать его и не успевшего бежать от русской армии. Какова же в действительности логика господина Керенского? Не строителем общества видит он свою персону в сонме великих творцов дум общества, коих мы привыкли видит среди нашего дворянства и аристократии, но уже готовым продуктом сего строительства, продуктом, лишенным изъянов, недостатков и наполненного богатым лоском. Перед нами истинно прекрасный и великолепно обустроенный железнодорожный путь, якобы созданный простыми дворянами и аристократами для собственного поклонения. Нет в России иной заботы, чем строить образ господина Керенского! Да появились и новые задачи! Необходимо нам создать для нации столь же блистающие мудростью и воздержанностью образы господина Херста и господина Руперта! Нет у нас в России необходимости строить газовые терминалы и газовые линии трубопроводов! Нет в России необходимости тратить средства на электрификацию и телефонизацию отдаленных таежных городов! Сам я лично, как государь, могу ли позволить себе потратить некоторые свои сбережения из заработной платы на оплату создания образа господина Херста или все же разумнее для меня потратить собственные средства на решение газификационных проблем 5 линии Васильевского острова, сложным и дорогостоящим проектом в связи с изобретенной Петром Алексеевичем особой чугунно-гранитной цементацией домов? Стоит ли нам потратить зарплатные средства на создание образа Керенского? Нет уж, я лучше потрачу свои зарплатные средства на создание образа героя нового времени князя Милославского! Хотя и господин Загоскин постарался для сего рода, но и я не глуп буду оплачу пару рекламных плакатов для Невского проспекта, когда буду просить Его Светлость князя Георгия Георгиевича выступить с очередным мудрым обращением на Государственном Совете! Впрочем, мудрость сия неплоха, надоело, право слово, наблюдать рекламные плакаты очередного статейного опуса господина Керенского на основных улицах столицы! Определенно, стоит оплатить рекламные плакаты речей деятелей Государственного Совета! Поделился сей мыслью с Сашей да было поздно для обдумывания. Жена столь старательно сдерживала зевоту, что не выдержал я сей пытки над супругой, хоть и сатрап, и направил ее спать. Сам же отправился в купе к графу Иллариону Ивановичу. Илларион Иванович, пока принимал дары да печалования, сообщил, что два раза, пока проезжали территорию Княжества Видземе, были одарены мы тминной водкой и коварным кленовым пивом. В Каунасе и Паневежисе не одарили нас не Мидусом, не Тракаем, но вдоволь сопроводили голубцами и аж тремя бубертами: брусничным, малиновым и голубиковым. Не будь дураком, решил я отпраздновать свою мудрую секвойную мысль и разумную любопытность дивного сына моего. Стоит признать, что мы с Илларионом Ивановичем проявили себя редкими гурмэ и попробовали закусить кленовое пиво любимым Сашиным голубиковым бубертом, разумно полагая, что коварство национального напитка естественно должно скрашиваться коварством национальных блюд, а бо сахара в бубертах предостаточно, то и тонизацию алкоголя в пиве сей продукт должен снижать весьма эффективно. Эх, совсем я забыл мудрость энциклопедии экститационных веществ Валуа, коя первым своим правилом полагает наличие и в напитках, и в блюдах гармоничного соединения экститационных веществ для замутнения одномоментно и тела, и разума! Захмелели мы с Илларионом Ивановичем и Сашей накрепко так, что даже обуял меня испуг! Нешто вернулись былые времена, когда барвинки да тмин с маком использовали для наслания дурмана на заезжих царей? Ожидал я уже появления себя
0 # 28 апреля 2013 в 04:44 0
Ожидал я уже появления себя в негожем виде в газетных статьях, а не на рекламных плакатах Невского проспекта, да в Пскове вспомнил о широко производимых нынче таблетках герцога Зельцерского, тоже дворянина, стоит заметить господину Керенскому. Не смотря на ночное время, привокзальная аптека работала и таблетки Его Светлости герцога сернистых вод продавались там в достатке. Сын Иллариона Ивановича Петр прикупил их для меня со своим батюшкой и к утрешнему прибытию нашему в Санкт-Петербург обещаюсь журналу дневников своих выглядеть пригоже и трезво.

Некоторые записи из_ официально учтенного в Канцелярии Его Императорского Величества_ "Дневника Его Императорского Величества Николая II, Божьей милостью Всероссийского монарха,
защитника государства, народа и веры" можно прочесть здесь: http://wisemonarchy.narod.ru/asparagus/zhitie_aleksiy..
© 2013 Региональный портал Татарстана